Чукотка
Средняя Лена
Верхняя Лена
Ангара
Река Алдан
Байкал
Верхнее и Нижнее Приамурье р. Олекма
Нижний Амур и р. Уссури
Степное Забайкалье
Хакасско-Минусинская котловина
Река Томь
Алтай
Тува
Урал
Северный Кавказ
Северо-Запад Европейской части России
свернуть карту

Хакасско-Минусинская котловина

Для археологических культур Хакасско-Минусинской котловины   хронологическая шкала разработана наиболее детально сравнительно с другими регионами Сибири. К тому же здесь почти  все исторические периоды представлены соответствующими комплексами наскальных изображений. Поэтому для данной территории удается проследить более четкую, чем в других областях, последовательность в развитии искусства петроглифов.

Техника выполнения наскальных изображений этой провинции, которая также могла бы именоваться бассейном среднего Енисея, различна, и в целом определенные технические приемы не связаны с определенными историческими периодами. Красочные писаницы встречаются как и в раннее время, так и в эпоху этнографической современности. Точечная техника также продолжала существовать на протяжении веков и тысячелетий. Известны разновременные резные петроглифы, прошлифованные, процарапанные, выполненные в комбинированной технике.

Наиболее древние изображения предположительно датируются эпохой камня. Это фигуры животных: быков, лошадей, лосей и др., характеризующиеся тонким знанием натуры, первобытным реализмом. Обычно они крупных размеров и размещаются на плоскости горизонтально. Туловища животных подпрямоугольной формы, грузные, массивные, ноги короткие, слегка расставленные, хвост прямой направлен наклонно, головы непропорционально маленькие, морды заостренные, шея короткая (Шер, 1980).

Массивные крупные статичные фигуры животных бывают перекрыты более поздними и стилистически отличными изображениями лосей, медведей, быков и оленей. Особенно характерны динамичные фигуры лосей с раскрытой пастью, с передней частью туловища подчеркнуто массивной по сравнению с задней, с выступающим горбом. Они широко шагают на длинных сухих ногах, на которых бывают обозначены копыта. Иногда изображения животных размещаются на плоскости под углом, животные как бы поднимаются вверх по склону горы (Пяткин, Мартынов, 1985).

Если на ранних этапах развития, в неолите и на заре бронзового века на среднем Енисее как и на р. Томи (Окладников, Мартынов, 1972) четко прослеживаются общие черты с искусством наскальных изображений охотников таежной зоны, то в раннем бронзовом веке наблюдается расцвет самобытного искусства так называемой окуневской культуры (Вадецкая, Леонтьев, Максименков, 1980; Окуневский сборник, 1995). Окуневская культура представляет собою уникальное явление в отношении разнообразия видов изобразительной деятельности: произведения мелкой пластики, монументальные изваяния, гравировки на плитах погребальных сооружений, наскальные изображения. “Композиционная законченность произведений окуневских мастеров, великолепный рисунок, практически неограниченная вариативность изображений при их безусловном стилистическом единстве — все это требует особого отношения к окуневской культуре: ей должно принадлежать особое место как в общей культурной типологии, так и в истории мирового искусства” (Окуневский сборник, 1997, с.5). Сюжеты петроглифов  этого времени включают антропоморфные личины, покрытые линиями, означающими татуировку или раскраску, антропоморфные фигуры, в том числе представлены рожающие женщины, изображения быков, коров, лошадей, лосей, птиц и др. Помимо реальных животных встречаются фигуры фантастических хищников, изображенных с раскрытой пастью и торчащими клыками.  У хищника морда медведя, лапы хищной птицы со шпорами, поджарое туловище, длинный загнутый хвост, идущий вдоль спины. Встречаются фигуры “сидящих” в позе человека фантастических хищников. Представлены композиции, отображающие в графической форме древние мифы, в частности миф о космической погоне, когда фантастическое чудовище пытается заглотить лучистый диск солнца.

Обращает на себя внимание разнообразие стилистических приемов в изображении быков. С одной стороны животные с массивными туловищами, с другой — “тощие”, “грацильные” быки.

Петроглифы, достоверно относящиеся к андроновской культуре эпохи бронзы, не выделены, открыты лишь геометрические фигуры на плитах андроновских могильных ящиков (Максименков, 1978).

Наиболее яркий сюжет петроглифов карасукского времени эпохи поздней бронзы — изображения легких конных упряжек — колесниц, которые появляются на этой территории во второй половине II тысячелетия до н.э. На среднем Енисее открыта целая серия изображений колесниц, которые позволяют поздним бронзовым веком датировать сопутствующие изображения животных как правило удлиненных пропорций, с округлым окончанием ног. В эпоху поздней бронзы на Енисее фиксируются две тенденции развития стилистических особенностей изображений животных. С одной стороны, в отличие от примитивно-реалистических рисунков эпохи средней бронзы изображения животных предельно схематичны, имеют вытянутые пропорции. С другой  стороны, изображения животных постепенно приобретают вычурно-стилизованные очертания, их внутренняя поверхность заполняется линиями и геометрическими фигурами в традиции, зародившейся еще на заре бронзового века.

В эпоху раннего железного века — в скифскую эпоху, которая на Среднем Енисее представлена тагарской культурой, и в более поздние исторические периоды четко прослеживаются  по материалам петроглифов общие мотивы с искусством населения Средней и Центральной Азии. Сюжеты петроглифов: изображения оленей, козлов, коней, баранов, птиц, реже хищников. Характерно заполнение туловищей животных завитками, спиралями, запятыми, точками, волнистыми линиями, розетками. Кони с орнаментом на туловищах как бы “отмечены”. Фигуры, полностью соответствующие канонам, свойственным изображениям на оленных камнях, отсутствуют, в то же время при создании петроглифов использовались отдельные элементы скифо-сибирского звериного стиля. Встречаются изображения в позе “внезапной остановки”, в так называемом “летучем галопе”, иногда с вывернутой задней частью корпуса. Характерны сцены преследования хищниками копытных. В большинстве случаев это волки. Встречаются батальные сцены, битвы конных и пеших воинов. Своеобразны человечки с загнутыми на конце головных уборах. Изветсны насклаьные изображения людей, вооруженных мечами, прикрепленными к поясу, с луками и гортами.

На тагарских писаницах имеется немало новых сюжетов и композиций, которые не находят аналогий в местных бронзовых изделиях. Таковы, например, изображения, представленные на Кунинской писанице. Поза стоящих друг перед другом фантастических существ характерна для древней переднеазиатской композиции с древом жизни в центре и поклоняющимися ему животными по краям, такова же композиция оленей с подогнутыми ногами. Птицы, по всей вероятности орлы, показаны с распростертыми крыльями и повернутой в сторону головой. Обращают на себя внимание фигуры геральдически сопоставленных, как бы дерущихся медведей, изображение копытного с вывернутой, как бы вывихнутой задней половиной туловища. Такой прием изображения животных, практиковавшийся в Передней Азии еще с глубокой древности, получает особое распространение в скифское время при изготовлении предметов искусства на Алтае.

Среди памятников наскального искусства бассейна среднего Енисея особое место занимают писаницы Боярского хребта: Большая, Малая и Новая (Грязнов, 1933; Дэвлет, 1976; 1997). Монументальное скальное “полотно” Большой писаницы имеет в длину около 10 м при ширине 1,5 м. Своеобразие писаниц Боярского хребта, благодаря которому они получили широкую известность, заключается в наличии сюжета, который редко встречается среди композиций петроглифов не только Среднего Енисея, но и в евразийском наскальном искусстве в целом. Это изображения древних поселков, центральное место в которых занимают жилища: бревенчатые дома и каркасные постройки, напоминающие юрты. Около жилищ размещаются котлы и кожаные фляги для кумыса(?), животные: бараны с мощными крутыми рогами и коротенькими хвостиками, козлы с характерными бородками, крупный рогатый скот, всадники на лошадях, олени, собака. Антропоморфные фигуры от умеренно обобщенных до схематических, некоторые воплощают действия с использованием оружия и орудий, одна фигура в позе адорации с воздетыми к небу руками.

Большинство изображений сделаны силуэтом, некоторые контуром. В ряде случаев рисунки детализированы, имеется внутренняя  разработка поверхности, например, у жилищ и котлов внутриконтурное пространство заполнено рядом деталей. Рисунки животных, представленных в профиль, обнаруживают глубокую наблюдательность исполнителей. Изображения животных динамичны, полны экспрессии, большинство их показано в движении слева направо. Антропоморфные фигуры даны в фас, значительное число   изображений людей крайне условно, лаконично, почти превращено в схему. Рисунки каждой писаницы дают образы не изолированные друг от друга, а связанные сюжетом, и составляют единые композиции. Малая писаница одноярусна, Большую характеризует ритм четких поясов, что обусловлено слоистостью девонского песчаника, на котором выбиты композиции. Между ярусами Большой писаницы имеется внутренняя связь, в пределах ярусов рисунки комбинируются в группы, объединенные определенным содержанием. Пропорции в основном соблюдаются в каждом ярусе. Не исключено, что здесь имеются зачатки перспективы: изображения, которые следует представлять находящимися далее других, нарисованы выше. Из общей композиции Большой писаницы стилистически выпадает только правая группа изображений среднего пояса. Здесь отсутствует повествовательный сюжет, хотя представлены человеческие фигуры и реальные предметы. Рисунки беспорядочно перекрывают друг друга, масштаб и пропорции не соблюдаются, это какие-то символы, знаки людей и предметов.

Изображения Боярских писаниц были выбиты по единому замыслу приблизительно одновременно, в одну и ту же историческую эпоху, в определенный непродолжительный отрезок времени: они чрезвычайно близки по технике, стилистическим особенностям, композиции, хотя сюжетно-смысловая сторона богаче представлена на Большой, чем на Малой и тем более Новой писаницах. Датировка: II в. до н. э. — первая половина I  в. н. э.

При рассмотрении вопроса о семантике  Боярских писаниц особый интерес для нас представляют сведения о сезонных праздниках и обрядах, связанных с магией плодородия людей и животных, культом производительных сил и природы. Сезонные якутские праздники наиболее полно донесли до нас элементы древнего культа, нашедшего отражение в изображениях писаниц. Нельзя настаивать на прямых параллелях между наскальными рисунками и данными этнографии. Все же есть основания полагать, что на Большой Боярской писанице представлен ирреальный, идеальный поселок в момент традиционного календарного праздника. Видимо, в больших котлах изображенных на скалах, готовили пищу для участников празднеств, а из маленьких пили кумыс. Боярские писаницы отражают сложные идеологические представления их безымянных творцов. Надо полагать, что межгорные долины Боярского хребта являлись центрами первобытных святилищ, посещавшихся во время сезонных праздников.

В таштыкское время в репертуаре петроглифов на первое место выступает тема человека со свойственными ему этнографическими чертами. На скалах изображались бегущие конные и пешие воины с колчанами, луками и стрелами, стремительно мчащиеся животные, котлы таштыкского типа. Характерны сцены преследования, батальные. Скачущие кони изображались с султанчиком на голове. Своеобразна трактовка ног животных, представленных в беге, когда одна из передних ног бывает выброшена вперед, а другая согнута в колене и подогнута под брюхо.

К эпохе раннего средневековья относится на среднем Енисее один из самых ярких памятников наскального искусства — Сулекская писаница, получившая мировую известность по копиям, изданным финской экспедицией, руководимой И.Р. Аспелиным (Appelgren-Kivalo, 1931). Наряду с высочайшей художественной ценностью, ее научная значимость обусловлена тем, что петроглифы сопровождаются руническими надписями. Одна из них, находящаяся в верхней части главного скального фриза гласит: “Памятная скала”, — что само по себе символично. На писанице представлены сцены сражений, охоты, перекочевок, борьбы животных и др.  На скалах появляется фигура победителя — конного воина, героя эпических сказаний. Средневековые петроглифы распадаются на две стилистические группы. Первая включает относительно реалистические изображения, иногда несколько орнаментированные, вычурные. Ко второй группе относятся рисунки геометрического стиля. Туловища животных, входящих в эту группу, изображались в виде буквы “П”. Иногда петроглифы первой и второй стилистической групп встречаются в композиционном единстве. Известны наскальные изображения, относящиеся к эпохе после присоединения Сибири к Русскому государству вплоть до этнографической современности (Кызласов, Леонтьев, 1980).




Сайт создан при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Руководитель проекта 12-01-12033 (в). Е.Г.Дэвлет

Институт археологии Российской академии наук ia-ran@yandex.ru